Дом, где живет любовь

Игорь Саруханов растит дочерей вдали от большого города

После концертов, гастролей, путешествий Игорь Саруханов стремится не в московскую квартиру, а в загородный дом под Звенигородом. Вековые сосны защищают коттедж от ветра в прохладное время года, а летом спасают от зноя. На просторном участке артиста деликатно разместилась «автономная деревня» — дом, шале для гостей и несколько деревянных построек, которые появлялись по мере освоение звенигородской земли. Когда Игорь Саруханов построил дом, судьба послала ему женщину, которая подарила ему двух дочерей – Любочку и Розочку. Они и стали маленькими хозяйками большого дома. Ведь все в нем устроено так, чтобы девочки росли в тепле, уюте, безопасности и большой любви. О том, как шло строительство коттеджа, как сформировался его интерьер, какие премудрости постиг артист, он рассказал  нашему корреспонденту.

«Строилось, но не у меня»…

— Дом я начал строить в 2000 году. Переехал на участок и взялся за дело. А до этого  руководил процессом на расстоянии: жил в московской квартире и общался со строителями по телефону. Мне говорили, что все в порядке, можно готовиться к новоселью. Дом в итоге построился — но не у меня, а у тех, кому я платил деньги… Это было ужасным открытием, но ценным уроком. Я понял, что жить надо там, где строится твой дом. Хороший строитель  – это тот, которого ты видишь каждый день и которому не нужно давать в руки деньги на покупку стройматериала. Никакого прораба — ты сам должен покупать материал и привозить его рабочим. Только так можно разорвать порочные связи между строителями и продавцами на рынке, которые и чеки выдадут, и любую сумму в них напишут. Продавцы – они же добрые, с ними всегда можно договориться. И разговор там всегда простой и понятный: «Почем вагонка? А мне почем отдашь? А вон ту, которая под дождем, а не под навесом лежит? А в чеке напишешь, что не по пятьсот, а по тысяче рублей? Я перед хозяином отчитаюсь… Ну, ты же понимаешь, жизнь такая, надо как-то крутиться…». К сожалению, это правда жизни: воровали, воруют и будут воровать. Увы, это уже в крови у определенной категории людей.  Когда я это понял — мой дом начал расти на глазах. И через два года уже был готов к новоселью. А я в каком-то смысле стал специалистом по возведению деревянных домов! (Смеется.)

Все лучшее – детям

— Московская квартира превратилась в студию: там я работаю, могу провести какое-то время в ожидании самолета или поезда, если еду на гастроли. А живет наша семья именно в загородном доме. Детям нужен простор. А в доме они даже на велосипеде могут кататься. Любочке и Розочке мы отдали целый этаж, и они там могут делать, что захотят – бегать, кататься, играть… Основная игровая комната разместилась в цокольном этаже, он сам по себе очень интересный. Так как ландшафт имеет небольшой наклон — цокольный этаж как бы наполовину внутри дома, а наполовину открыт, в нем большие окна, помещение очень светлое и уютное. Дом был построен в форме буквы «Г». И вот в этой внутренней части «буквы» была уютная лоджия. Стоял топчан, рядом – большой стол. Мы ставили на него блюдо с пловом — и ели лежа, наслаждаясь видом из окна. А потом, как только я построил бассейн и обустроил замечательную площадку вокруг него, все потянулись к бассейну. Солнышко, лежаки, столы, холодильник с водой и напитками… Это же красота! А лоджию мы стали как-то редко посещать. И жена говорит: «Давай мы построим здесь комнату для девочек!» Я вызвал своих хороших строителей, они продлили стены, сделали теплые полы — и у нас появилась прекрасная игровая. Сначала мы поставили там двухъярусную кровать для дочек. Но когда кто-то чуть с нее не упал, мы ее убрали. Хотя я сразу говорил жене: «Танечка, мне совсем не нравится эта кровать!» Когда девочки заняли верхний этаж, я остался без кабинета. А жена — она в этом плане молодец — сказала: «А давай твой кабинет будет на первом этаже? Я не могу слушать, как ты ночью шагаешь туда-сюда по лестнице — боюсь, что когда-нибудь сонный упадешь…». И теперь мой кабинет – на первом этаже.

Эпицентр экологичности

— Я фанат экологически чистых вещей, материалов. У меня  «пунктик» именно по этому поводу, а не по поводу мраморных лестниц и золотой сантехники. Нет, я не против мрамора, и даже отчасти понимаю тех, кто украшает жилье дорогостоящими материалам и предметами интерьера. Когда наступили «шальные 90-е», молодые ребята, которые еще вчера жили на стипендии, вдруг увидели легкие деньги, буквально упавшие на них с неба. А ведь многие до этого жили в коммуналках, ютились большими семьями в небольших квартирах. Поэтому многие из них при первой возможности купили несколько машин, построили многоэтажные дома, украсили их «дорого-богато». Они как бы закрывали какие-то пробелы в своей жизни, покупая вот эти «игрушки». То есть, это уже что-то из области психологии. Но буду говорить только о себе. Когда строил дом, мне важно было – где он находится. В нашей деревне живет бывший министр экологии. А почему? Потому что у него есть карта, в которой он красным карандашом обвел кружок – это местность, в которой находится наш экологически чистый «пятачок». Прямо через реку, напротив нашего дома — санаторий для реабилитации больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Одна из процедур в санатории – бальнеотерапия, то есть — прогулки по лесу, где люди дышат чистейшим воздухом. Но самое главное, что наш обычный с виду дом — очень «умный», он только кофе не делает сам! Ну, еще в нем нет вертикального взлета. А в остальном – это один из самых высокотехнологичных современных домов.

Чистый воздух, кристальная вода

— В доме все процессы настроены автоматически. Например: зима, новогодняя ночь, падает дерево. И дом сам «решает», что ему надо включить резервное электричество. И гости, как ни в чем не бывало, продолжают праздновать. Все четыре строения на участке работают «на автомате». У нас есть гостевое шале — это такое многофункциональное здание. Это и кинотеатр, и банкетный зал, где можно собраться любой компанией — и при этом не мешать детям отдыхать. Накрываешь там длинный стол на 50 человек — и гуляешь, сколько душе угодно. Там тоже стоит музыкальное оборудование, поэтому при желании можно и концерты друг другу устраивать. А дети в это время спокойно спят в доме. У меня очень хорошая система отопления. И когда я прихожу в другие дома — с удовольствием отмечаю, что, может быть, перила у них и получше, но вот бойлерная у меня круче! (Смеется.) Еще у нас исключительно качественная очистка воды – по-настоящему многоступенчатая. Нам нельзя иметь в доме плохую воду, потому что у нас дети. Вода — это, пожалуй, самый важный продукт, и нашу воду можно пить прямо из-под крана. Каждый год я отвожу образцы воды в лабораторию. И мне дают заключение, что вода из нашей скважины пригодна для питья.